21 мая встретимся на ІІ Христианском кладбище в Одессе

logo
202273_21_maja_vstretimsja_na_ii_hristianskom_kl.jpeg


В воскресенье, 21 мая исполняется год как умерла моя мама, которая похоронена в Одессе на ІІ Христианском кладбище. И, конечно, в этот день я обязательно приду к ее могиле.

А еще в этот день я обязательно положу цветы к Памятной доске и могиле жертв политических репрессий… Так случилось, что только в прошлом году — через десять дней после смерти мамы, наша семья получила возможность ознакомиться со следственным делом моего репрессированного в 1937 году прадеда (маминого деда). И судя по всему, сегодня они покоятся на одном участке ІІ Христианского кладбища, только точное место захоронения политзаключенного неизвестно.

Мой прадед, арестованный 20 октября 1937 года органами НКВД как враг народа — поляк «за троцкизм, участие в контрреволюционной организации, которая ставила целью оказание помощи Польше», а еще «группировал антисоветский кулацкий элемент для борьбы с советской властью», был этапирован в Одесскую тюрьму.

10 января 1938 года он был осужден в порядке приказа НКВД СССР № 00485 от 11 августа 1937 года по первой категории и приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 22 января 1938 года.

И только 13 декабря 1957 года семья получила документ о его реабилитации — за отсутствием состава преступления.

Вот так: сжато и коротко! И пусть меня правильно поймут современники — здесь же я хочу назвать фамилии всех сотрудников НКВД (сохранившихся в следственном деле), подписывавших ордер на обыск и арест, протоколы допросов и т.д. — одним словом, приложивших руку к тому, что мой прадед Григорий Иванович не дожил до своего 60-летия:

Брюховецкий — начальник Криво-Озерского РО НКВД;

Фурман — звание и должность не указаны;

Пригор — лейтенант госбезопасности, сотрудник межрайонной опергруппы;

Девятовский — лейтенант госбезопасности, начальник межрайонной опергруппы.

Валентин Евтушенко.

 

А поделиться?