Анатолий Коломиец: «Чтобы искоренить коррупцию в Украине нужно просто заставить работать центральную власть»

logo
296133_anatolij_kolomiec_chtoby_iskorenit_korrup.jpeg


В последние годы в нашей стране борьбой с коррупцией, кажется, не занимается только ленивый. Правда, делают это различные организации и общественные деятели очень разными способами.  Например, общественная организация «Международная антикоррупционная ассамблея» делает это тихо, без лишнего шума, но с максимальным результатом. Как им это удается, и с какими трудностями в своей деятельности сталкиваются борцы с коррупцией, нам рассказал руководитель обособленного подразделения «Международной антикоррупционной ассамблеи» в Одесской области Анатолий Коломиец.

— Анатолий Гамзатович расскажите, как пришли к антикоррупционной деятельности и почему решили заняться этим сложным и, по сути, неблагодарным делом?

— Шел я к этому давно, еще с 2004 года находился возле людей, которые уже тогда боролись с коррупцией. Заинтересовала эта деятельность меня потому, что наблюдая за тем, что творится в нашей стране, мне, как и любому нормальному человеку становится противно. При чем с каждым годом все хуже и хуже. При Кучме было плохо, при Ющенко стало хуже, при Януковиче еще хуже, а сегодня – просто невыносимо.

— Расскажите немного об организации, в которой работе? Как она зародилась?

— Было это  много лет назад. Существовала в Украине организация по борьбе с коррупцией, которую основали два человека. Она была одной из самых старых в стране. Но один из основателей зарабатывал на этой деятельности, а другой действительно был человеком идейным, который хотел бороться с этим злом. Они долго спорили друг с другом, но в итоге деньги победили и тот человек, который был идейным, ушел. Со временем он создал свою организацию по борьбе с коррупцией, в которой нет места личной выгоде и деньгам. Мы не собираем членские взносы и не раздаем удостоверения налево и направо, кому попало. Мы отбираем людей очень тщательно, это действительно грамотные личности: юристы, адвокаты, бывшие сотрудники полиции и прокуратуры. У нашей организации есть филиалы в разных городах Украины, и представительства в других странах: Италии, Португалии, на Мальте. Вскоре откроется филиал в Китае.

— Что дает всеукраинской организации создание представительств в других странах?

— В первую очередь это международное взаимодействие и сотрудничество, колоссаланая польза в плане обмена опытом, плюс – это статус. Когда у организации есть реально работающие филиалы за границей ее и здесь в Украине воспринимают намного серьезнее, что позволяет нам решать те или иные задачи намного быстрее и эффективнее.

— Так чем конкретно занимается ваша организация в Одесской области?

— Мы очень плотно, но при этом тихо, занимаемся борьбой с коррупцией. Не бегаем, не ломаем заборы, не сносим МАФы, а делам глобальную работу, взаимодействуя абсолютно со всеми органами: СБУ, полицией, прокуратурой, депутатами всех уровней. У нас налажена коммуникация со всеми структурами, которые влияют на данный вопрос. И мы не стесняемся работать ни с кем, не важно – это оппозиционные политики, или представители власти. Главное, что человек может принести пользу в нашем деле борьбы с коррупцией.  

Если говорить о практических аспектах работы, то мы получаем жалобы и обращения от людей, обрабатываем их, переносим на свои бланки, подаем запросы в соответствующие инстанции и таким образом заставляем власть работать. Вот, например, одно из последних дел: был в Белгород-Днестровском районе экс-депутат облсовета, который позже стал районным депутатом и возглавил местную партию президента. Он уничтожил и разграбил четыре колхоза, еще будучи депутатом облсовета от «Партии регионов», хотя в данном случае партийный окрас не имеет значения. У него там, в районе была абсолютная власть, никто ничего поделать не мог, такой себе местный царек. Мы взялись за это дело около пяти месяцев назад, и на сегодняшний день он уже сложил свой мандат депутата райсовета, ушел из партии, и на него завели три уголовных дела. Это стало возможным благодаря тому, что мы заставили власть и в частности Генпрокуратуру взять данное дело под свой контроль. А когда подобные вещи находятся под таким жестким контролем, то и замять их намного сложнее. Не могу сказать, что это вообще невозможно, потому что сейчас, увы, продается все, но в таких случаях намного больше шансов довести дело до логического завершения.

— Сейчас слово «общественник» стало почти ругательным, поскольку многие организации превратили свою деятельность в обычный бизнес. Что вы думаете на этот счет, и возможно ли бороться с этим явлением?

— Бороться с подобными продажными общественниками практически бесполезно, да и в принципе, по моему мнению, даже от них есть своя польза. Вот, например, началась какая-то незаконная стройка. Вышли пенсионеры, мамочки повозмущались, но никто их не услышал. А тут приходят продажные общественники сносить эту стройку, частично у них это получается, и таким образом они зарабатывают себе имидж. На следующий раз

они приходят к незаконному застройщику или коррупционеру и берут с него деньги. Все это знают, это ни для кого не секрет. Соответственно тот же коррупционер думает, выгодно ли ему нарушать закон и затевать эту стройку или ставить ларек, ведь надо будет заплатить не только контролирующим и разрешительным органам, но и таким общественникам. Таким образом, даже продажные активисты оказывают своеобразное давление и многие из тех незаконных проектов, которые могли бы появиться в нашем городе, не реализовываются.

— Вы противодействуете коррупции уже много лет, и, наверное, временами складывается мнение, что это просто-напросто борьба с ветряными мельницами. Как вы считаете, что нужно сделать в нашей стране, чтобы если не полностью избавиться от этой напасти, то максимально минимизировать ее?

— Первое, что нужно – это заставить власть работать. Ведь в наших законах прописано, что люди имеют право на различные льготы, выделение им бесплатных земельных участков, но все это для простых граждан не работает. Эти привилегии распространяются только на приближенных например, к председателю райсовета, который и отвечает за выделение земель в своем районе. Его зять, теща, сыновья, водитель, дети водителя получают участки в первую очередь, а простые жители годами пишут заявления, просят, обивают пороги и сбивают колени. И тогда они понимают, что пока не дадут взятку, вообще не увидят положенный им по закону участок. То есть сама система заставляет человека быть коррупционером.

Аналогичная ситуация и в правоохранительных органах. Зарплаты полицейских, прокуроров просто нищенские, поэтому они и берут деньги. Как можно жить на такую зарплату и не быть коррупционером, когда за тот или иной вопрос тебе с определенной периодичностью предлагают суммы, которые иногда превышают твой годовой доход? Вот человек не взял один раз, второй, потом пришел домой, а у него дома пустой холодильник, семья, дети… Когда человек, работая в правоохранительных органах, получает официально 5-6 тыс. гривен, и почти половину этой суммы он должен отдать только за коммунальные услуги, не брать взятки очень сложно. Не так давно в стране создали новый орган – НАБУ, где зарплаты весьма приличные. Так вот, чтобы бороться с коррупцией такие оклады нужно дать всем: полиции, прокуратуре. Тогда у людей не будет интереса брать взятки, они не захотят рисковать стабильным хорошим доходом и карьерным ростом.

— Майдан и революция, которая произошла в нашей стране, предполагали, что все изменится, при чем в лучшую сторону. Как по-вашему удалось ли в действительно что-то поменять за прошедшие три года?

— Можно сказать, что в стране произошли изменения, но вот в какую сторону? В лучшую? Нет! Я мягко говоря, очень не любил «Партию регионов», но глядя на то, что происходит сегодня, понимаю, что это в разы хуже. При этом я являюсь депутатом районного совета как раз от партии президента. Еще Макиавелли сказал, что каждый новый правитель хуже прежнего, поэтому, несмотря на то, что я недоволен этой властью, я помогаю ей, потому что понимаю, что лучше заставить ее работать, чем делать шаги по свержению. Ведь вместо этого президента придет не лучше, а может даже хуже. Так что на мой взгляд лучше и эффективнее заставлять эту власть работать, а не кричать на всех углах, что все негодяи. От этого мало толку. Лучше тихо и понемногу созидать, чем громко и помпезно разваливать страну.

Беседовала Мила Савина

Фото: Максим Войтенко

Р.S.

Кроме общественной деятельности и борьбы с коррупцией Анатолий Коломиец также управляет собственным благотворительным фондом. О работе данной организации и благотворительности в целом, читайте в следующем интервью. 

А поделиться?



Читайте также: