Дело «Виктории»: заседание началось с опозданием и досрочно закончилось из-за состояния здоровья подсудимого

logo
389395_delo_viktorii_zasedanie_nachalos_s_opozda.jpeg


Сегодня суд заслушал показания еще одной потерпевшей по делу директора сгоревшего лагеря «Виктория» Петроса Саркисяна, которому инкриминируют нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее гибель детей. Показания давала бабушка прыгнувшей со второго этажа горящего корпуса Амины Ибрагим. Кроме того, на заседании, по ходатайству адвокатов Саркисяна, представили ряд документов, связанных с противопожарной пропиткой зданий.

Сегодняшнее заседание по делу Саркисяна началось с опозданием — подсудимому было плохо, пришлось вызвать «скорую». Вскоре конвоиры сообщили судье, что Петрос Саркисян все-таки сможет принять участие в заседании, но после того, как ему сделают уколы. Примерно через полчаса уже в присутствии директора лагеря суд продолжил допрос потерпевших. Показания давала бабушка Амины Ибрагим Людмила. Амине, ее двум соседкам по комнате и художественному руководителю коллектива «Адель» Татьяне Егоровой, отрезанным огнем от лестницы, пришлось прыгать со второго этажа.

«15 сентября 2017 года в 23:33 внучка позвонила маме, которая перевела звонок на громкую связь. Мы услышали сильный треск и крики детей о помощи. Потом услышали голос Татьяны Олеговны, которая сказала «прыгай» и после этого связь прервалась. Мы сразу поехали в лагерь. Моей внучке было очень плохо, она ударилась головой, когда прыгала. Ее забрала «скорая помощь» и она три дня провела в больнице», — рассказала Людмила.

В том, что звонок был именно в 23:33, а деревянный корпус в это время уже горел, потерпевшая абсолютно уверена — их семья взяла распечатку звонков у оператора мобильной связи. Этот факт заинтересовал защиту Саркисяна. Адвокаты спросили, с какой целью семья потерпевшей обратилась за такой распечаткой. Людмила ответила, что сделали они это для себя, чтобы знать точно, ведь существует ряд версий о времени возникновения пожара и моменте вызова спасателей.

Сейчас, заявила бабушка Амины, девочка резко повзрослела и очень изменилась. Она стала более замкнутая и постоянно ходит «по врачам» — упало зрение и появились приступы удушья.

Поскольку больше никто из потерпевших на заседания сегодня не явился, суд перешел к рассмотрению документов, о предоставлении которых ходатайствовали адвокаты Саркисяна. Документы, выданные сегодня прокурором Оксаной Моско, касались, в том числе, работ по пропитке деревянных корпусов противопожарной смесью и возможных причин возникновения пожара. Речь шла о находящемся в материалах дела выводе начальника исследовательско–испытательной лаборатории ГСЧС Украины в Одесской области, подполковника службы гражданской защиты Алексея Панкратова.

Напомним, в своем выводе Панкратов указал, что очаг возгорания был как раз в комнате худрука Татьяны Егоровой. Вероятной причиной возникновения пожара, согласно выводу, является аварийный режим работы электрического кипятильника, оставленного без присмотра.

Этот вывод специалиста ГСЧС, появившийся в октябре 2017 года, вызвал немало споров. Родители некоторых детей считают его всего лишь попыткой переложить вину на воспитательницу. На сегодняшнем заседании, Николай Стоянов, адвокат 35 потерпевших детей, также просил суд не брать во внимание этот документ: Панкратов, по его мнению, является лицом заинтересованным. Кроме того, был нарушен порядок изъятия якобы найденных на пожарище фрагментов кипятильника.

Напомним, в материалах дела также имеются результаты комплексной пожарно-технической экспертизы, сделанной в Киеве. Согласно ее выводам, установить точную причину пожара невозможно, поэтому в документе указаны сразу четыре версии.

Loading…

Реклама

А поделиться?




Читайте также: