«Если режиссер фильма – мужчина, то женщины получат меньше ключевых ролей», — Юлия Синькевич

logo
219678_esli_rezhisser_filma_muzhchina_to_zhenwin.jpeg


Лукьян Галкин: Недавно прошло вручение «Золотой дзыги», после – Дни украинского кино в Тбилиси, параллельно идет подготовка к Одесскому кинофестивалю… Как ты все успеваешь?

Юлия Синькевич: Все просто: у меня практически нет выходных уже много лет. (Смеется.) Но я такой человек: мне это нравится, мне нужно быть занятой. И потом, это не та работа, которую чувствуешь как груз: «Фух, отработал». Это работа, которая приносит удовольствие, и она же – неисчерпаемый источник энергии и вдохновения. Хотя, конечно, в самый «горячий» период, перед и во время фестиваля, особенно хочется отдохнуть – например, сходить с друзьями в кино и посмотреть какой-нибудь фильм просто для себя. А вообще со временем понимаешь, что главное – правильно расставить приоритеты.

Л.Г. И как они расставлены у тебя?

Ю.С. Много лет подряд я работала в режиме нон-стоп, без отпуска: я вообще не понимала, зачем он. Даже считала, что свободное время тоже нужно проводить с пользой — решать рабочие вопросы. Теперь уверена, что очень ошибалась! (Смеется.) Для моего поколения характерно профессиональное выгорание, с которым сталкиваются многие. Главный способ не попадать в эту ситуацию — баланс: надо и успеть соскучиться по работе, и позволить себе отдыхать в удовольствие.

Похожие материалы:

Л.Г. Кажется, баланс ты находишь отлично, ведь кроме всего перечисленного еще выкроила время спродюсировать «Родных» Виталия Манского, монументального режиссера, который задает вектор целому ряду документалистов. Насколько сложно было с ним работать?

Ю.С. Манский снимал «Родных» уже в 2014-м, когда приезжал на Одесский кинофестиваль. Была длинная история, российский Минкульт отказал в финансировании: сначала подтвердил его, а после отозвал средства. Я хотела, чтобы фильм был все-таки украинским и, естественно, мечтала поработать с таким режиссером. Сам Виталий – удивительный человек с невероятно правильными ценностями в жизни. Мне кажется, режиссер-документалист такого уровня и не может быть другим. Поэтому в смысле комфорта работы и взаимопонимания это один из лучших опытов, который у меня был, и надеюсь, мы еще сможем поработать вместе.

Л.Г. Твое международное сотрудничество с Манским — одно из многих, завязавшихся благодаря Одесскому кинофестивалю, который за относительно короткое время стал настоящим брендом. Думала ли ты о том, чтобы сделать Одессу фестивалем класса А?

Ю.С. Естественно, мы об этом думали, и такая возможность теоретически есть. Но класс А прежде всего предполагает мировую премьеру. Если мы идем на это, с Каннами, Берлином, Венецией, Локарно придется не сотрудничать, а конкурировать – бороться за фильмы. В такой конкуренции можем потерять главное — зрителей, а основным приоритетом для нас является качественное кино, ориентированное на широкую аудиторию. Потому да, думали, но пока отказались от этой идеи.

У меня практически нет выходных уже много лет

Л.Г. Во многих интервью читал, что тебе с детства ближе классические искусства, и что ты даже поступала в консерваторию, но не доучилась. Никогда не жалела, что с ней не сложилось?

Ю.С. Не жалею, просто иногда ностальгирую. Например, перед Пасхой всегда слушаю свое любимое произведение Баха «Страсти по Матфею». Меня тянуло в классическую музыку, но я не была уверена в себе. В конце концов начала учиться, но личные обстоятельства вынудили улететь в Америку и оставить консерваторию. Еще несколько лет брала частные уроки, кстати, мой преподаватель сейчас солист Одесской оперы. Но я не жалею: я рада тому, что делаю, мне это действительно нравится.

Л.Г. Фестивальные показы на Потемкинской лестнице с живой музыкой корнями из того же прошлого?

Ю.С. Это не моя идея изначально, их придумали, когда только создавался фестиваль. Но показы на Потемкинской лестнице – одно из самых любимых событий фестиваля для меня. Это непередаваемая, уникальная атмосфера, когда ты полностью погружаешься в момент, проживаешь его здесь и сейчас.

Л.Г. Если уж вновь говорить о фестивале, расскажи, каково быть женщиной в культурном менеджменте? Тебе случалось столкнуться с гендерной дискриминацией?

Ю.С. Эта тема начала выноситься в публичное поле лишь несколько лет назад, когда-то я даже писала об этом в своей колонке. Однажды я прочитала книгу СЕО Facebook Шерил Сэндбрег, которая рассказывала о своем профессиональном опыте и ситуациях гендерного дисбаланса и дискриминации, с которой сталкиваются женщины. Читая ее, я поняла, что видела немало похожих ситуаций, хотя до этого не задумывалась о гендерных вопросах, так как всегда добивалась всего, чего хотела. Думая об этом, наблюдая за окружающими и их взаимоотношениями, я поняла, что проблема существует и не стоит ее нивелировать.

Актуальна она и для сферы национальной культуры. Да, в ней работает много женщин, но, как оказалось при детальном рассмотрении, среди тех, кто принимает важные стратегические и законодательные решения, – подавляющее большинство мужчин. Женщины чаще всего исполнители. Эта проблема касается не только Украины, а кинематографа всего мира. В Европе, например, существуют правозащитные организации, которые отстаивают права женщин в кинематографе. Есть целые исследования: оказывается, если режиссер фильма – мужчина, то женщины получают меньше ключевых ролей и прямых реплик, если же режиссер — женщина, то ситуация абсолютно иная. Конечно, это не самая острая и критическая ситуация для Украины, но все-таки первый шаг к решению проблемы – признать ее существование.

Л.Г. В самом начале интервью ты сказала, что иногда хочется просто сходить в кино с друзьями. Какие твои личные предпочтения в кино?

Ю.С. Мне нравятся все фильмы, которые мы показываем в Одессе – нравятся или, по крайней мере, я их понимаю. Но я люблю разное кино. Иногда даже могу сходить на какой-то «попкорновый» фильм, чтобы погрузиться в определенный «чистый жанр» — экшен, боевик, фэнтези и т. д. А еще я смотрю все фильмы с Кейт Бланшетт, потому что она версия Мэрил Стрип — 2.0.

Л.Г. Какой из фестивалей твой любимый, не считая Одессы, конечно? 

Ю.С. Мне очень нравится Берлинский кинофестиваль: в нем прекрасно почти все, кроме погоды! И конечно, есть вопросы к количеству фильмов: их так много, что они теряются, ты просто физически не сможешь отсмотреть все интересное. Люблю Венецианский кинофестиваль, мне он кажется особенным, и его программа всегда неожиданная. Из менее известных мне нравится кинофестиваль в Трансильвании: по атмосфере он чем-то похож на Одесский кинофестиваль. Также приятно удивил фестиваль в Таллине… Хотя и там погода была не очень! (Смеется.)

Л.Г. А как же Канны?

Ю.С. Каннский кинофестиваль мне нравится с точки зрения программы: она созвучна с тем, что мы ищем для Одессы. Но необходимо понимать, что это не зрительский фестиваль, а профессиональный. И с точки зрения зрителя там не очень комфортно: стресс, постоянные очереди, огромное количество людей в одном маленьком городке, космические цены, очень много правил… Честно говоря, когда попадаешь на заветный фильм с пятой попытки, тебе уже мало чего хочется. (Смеется.) Поэтому в плане удобства это не самый мой любимый кинофестиваль.

Кейт Бланшетт – версия Мэрил Стрип 2.0

Л.Г. Каждый раз, когда читаю твои интервью, смотрю программу Одессы, да просто говорю лично, остается впечатление внушительного культурного багажа. Про кино, музыку и искусство мы уже говорили, а вот хватает ли времени на литературу? Успеваешь читать?

Ю.С. Да, не столько, сколько бы мне хотелось, но я стараюсь посвящать чтению свободное время. У меня возле кровати лежит стопочка книг, что-то закачано в телефон, в самолете читаю – благо, нет интернета и есть несколько часов. Люблю Джона Фаулза, в свое время потряс «Коллекционер».

Читайте также первое интервью спецпроекта с Марысей Никитюк.

А поделиться?



Читайте также: