Одесская писательница: «Литература — единственный из моих страхов, которому я могу смотреть в лицо»

logo
254743_odesskaja_pisatelnica_literatura_edinstve.jpeg


Одесская писательница: «Литература — единственный из моих страхов, которому я могу смотреть в лицо»

Первую книгу «Ночь поцелуев, или Одесский Декамерон», как приветствовали, так и критиковали (по профессии Маша стоматолог, и многие считают, что поцелуи она описывает слишком с медицинским уклоном).

Когда девушка написала вторую книгу, но приняла решение не отдавать рукопись в печать, можно было подумать, что на этом и конец. Однако Маша М. выпустила новую книгу, по сути, третью, номинально — вторую. В апреле прошлого года киевское издательство «Саммит-Книга» выпустило в свет тысячным тиражом новый Машин роман «Горькие запахи одиночества мужчин», причём в момент выхода его рекламировал канал «Интер», рекламные видеоролики транслировались на экранах по всему Киеву. Состоялась презентация в Киевском Доме книги, Машу пригласили в радиоэфиры, на «Книжный Арсенал» и на фестиваль WHAT IF FEST, где в торжественной обстановке она преподнесла в подарок первый номер книги ведущей Анастасии Даугуле. Те, кто не верил в талант девушки, в лучшем случае, остались на прежних позициях.

Одесская писательница: «Литература — единственный из моих страхов, которому я могу смотреть в лицо»

Названия глав звучат так: «Стокгольм. Кристиан», «Берген. Густав», «Копенгаген. Фоблаз», «Краков. Гарри», «Мюнхен. Айдас», «Зальцбург. Руперт», «Вена. Мартин» и так далее. Это путешествие по Европе и проникновение в истории одиноких (формально и по сути) представителей сильного пола заинтересовало многих читателей.

«Я не была «синим чулком». Периодически возникали романы, иногда доходящие до страстного секса. Но даже если я влюблялась, то все равно отдавала себе отчёт в том, что мужчины приходят и уходят, а я остаюсь наедине со своим ноутбуком. Я была отравлена ядом литературы и совсем не желала исцеляться…

Но сегодня я не могла даже смотреть в сторону ноутбука. Внутри была абсолютная пустота. Нет, было ещё одно чувство: ненависть к тому, что последние полтора года составляло смысл моей жизни. Я ненавидела свой второй роман. Прежде я не могла понять, как это Гоголь мог сжечь второй том «Мёртвых душ»? Сегодня, будь у меня рукопись, я бы поступила точно так же. Но открыть ноутбук и нажать клавишу Delete было выше моих сил — настолько я была истощена ненавистью», — пишет Маша в первой главе своего романа.

— Дорогая Маша, от всего сердца поздравляю с успехом! Активизировались ли завистники? Сколько человек уже заявило, будто одиночество страшит только женщин, а мужчинам оно даже приятно?

— Было дело. Постоянно слышу фразы вроде: «А что ты можешь знать об одиночестве мужчин? Мы тебе сейчас таких историй понарассказываем…» Но рассказывают какие-то банальные, элементарные сюжеты. Те, кто мне завидует и напоказ меня осуждает, остались на своем уровне.

Одесская писательница: «Литература — единственный из моих страхов, которому я могу смотреть в лицо»

— Поклонники ждут новых книг. Есть ли что-то сейчас в работе?

— Думаю, мое дальнейшее развитие как писателя состоится в области приключенческой прозы. После разочарования, связанного с неизданной книгой, я опять бежала, чтобы писать. Это ошалевшее чувство с безумным приливом энергии. Сравнить можно только с влюблённостью в мужчину, но это совсем другое — энергия, которая не зависима ни от кого — только от тебя. Её было так много, я бежала писать! У меня были зарождающиеся идеи, и я ещё не могла делать это целенаправленно. А я люблю идти к цели, хотя в литературе никогда не знаешь, чем закончится роман, и вообще будет ли этот роман о том, что пишешь, а может совсем о другом! Я снова была безумна…

Для меня литература — это сверхчувствительное ощущение мира. Литература — единственный из моих страхов, которому я могла смело взглянуть в лицо. Почему? Да потому что только в литературе вера в себя была сильнее страха, и непростительно признать поражения. Да, я могла признать поражение везде, и мне было все равно, но только не здесь. Как же прекрасно ощущать себя на своём месте! Я видела бестселлеры, и они никогда не пугали меня, Я знала, что творю своё и это особенно. Откуда же такая безукоризненная вера в себя? И только за компьютером я обретаю ту Машу М., без которой, как я уже поняла, просто не могу жить.

Целый год я ничего не писала! Целый год! Боже, как я уверяла себя в том, что это перезагрузка, и я сменю стиль написания, или просто что-то происходит внутри меня. Как я ждала этого момента торжества над самой собой! Что происходит с тобой, Маша М.?! Я старалась не думать, старалась отложить на потом… но разве можно отложить свою сущность на потом? Я запомню 6 июля 2017 года — Всемирный день поцелуев. Именно в этот день мой Вергилий, Александр Галяс, выложил в Фейсбуке пост о моей первой книге «Ночь поцелуев, или Одесский Декамерон» — кто-то назвал её брошюркой, ведь она небольшая. А я называю «мой первый ребёнок», моё маленькое существо, которое я родила в 21 год. Сейчас мне уже 26, и я выпустила ещё одну книгу, в сумме — две. Но я не стремлюсь побольше…

Галяс выложил пост о первой книге в этот особенный день поцелуев, было много откликов, кто-то просил мою вторую книгу с автографом, кто-то не читал первой. Я подписала три книги в своей поликлинике врачам, в промежутках между пациентами, оказалось, что на следующую мне ещё предстоит проставить автографы и на карточках пациентов (хотя куда без этого!). Забавно видеть, как люди с таким уважением и восхищением смотрят на меня, а я себе стою и думаю — я всего лишь писатель. Да просто сама я для себя это — как обычно… но, по-моему, я вызываю даже восторг (ладно, здесь я переиграла, и это было излишне скромно). Никто не понимал, что со мной, а я бегала по всей поликлинике, как под наркотиком. Только писательство может возбудить во мне такой поток энергии, только литература!

И хотя до конца я ещё не поняла, что случилось со мной за этот год молчания перед белым листом, всё же я выросла как личность и стала куда смелее как писатель…

Одесская писательница: «Литература — единственный из моих страхов, которому я могу смотреть в лицо»

— Страсть к путешествиям поможет в создании произведений приключенческого жанра?

— Думаю, да. Но и новая любовь…  Вот и появился первый мужчина в моей жизни, который стал важнее ноутбука. Поверьте, это случилось в один день. Неделю назад я рассталась с Фридрихом (назовём его так) и пошла на свидание…Планировала ли я отношения?! Нет! Готова ли была к ним?! Да, иначе мне бы не встретился Коля.

Я помню, как проснулась после первого свидания у него в постели. Я боялась открыть глаза. Я лежала и не знала, как встать с кровати и что сказать. «Легкомысленна», — ах если бы я знала, что он мне так понравится, то потянула бы время, чтобы выглядеть поприличнее. Но в моей жизни всё случалось резко и в омут с головой. Он бегал по квартире, как юла, и смущённо предложил кофе…Через три дня дал мне ключи от квартиры, перевёз вещи, и за ними мы ездили ещё много раз, пока моя квартира не стала пустой, а его — полной.

Боже, как мы вцепились друг в друга, не было и часа порознь, я была на всех его встречах, он приезжал и забирал меня с работы каждый раз. Некуда мне было деться — запомните мужчины, женщину надо брать! А если ты раз-два в неделю, то извините, таких как вы ещё будет… Вот Коля в этом молодец!

Мы влюбились, минуты, проведённые врозь, были заполнены эсэмэсками, мы болтали ночи напролёт… Мы стали друзьями, которые рассказывали друг другу свои тайны! Здорово, правда? Ах, о чём мечтать?! И вот вы сидите, вы — вроде бы друзья, а по сути — женщина или мужчина. Оценка друга одна, а вот женщины и мужчины другая. И покатились скандалы и подозрения… Надо стать друзьями  — многие пишут в интернете. Попробуйте! И поймёте, как это сложно — не играть свою роль, а быть открытым… Честно, мы сказали много друг другу. А потом дрались, как два скорпиона в банке. Жалили и исцеляли нами же нанесённые раны. Две сильные личности, а ещё и гиперчувствительность!

Одесская писательница: «Литература — единственный из моих страхов, которому я могу смотреть в лицо»

Мы так сильно любили друг друга, что по очереди были палачом друг друга. Это когда смотришь на любимого и кричишь: «Казнить!», а пока он доходит до виселицы, изрекаешь приговор: «Помиловать!». Вот такое мы и проделывали.

Любить — это пытаться понять и принять. И чтобы ни предстояло нам, мне всегда будет интересна судьба этого талантливого, чуткого и столь проницательного мужчины…Удивительно, но только с ним я не ощущала, что есть конец отношений. В других случаях я знала, что отношения закончатся. «Он будет интересовать меня всегда меньше или больше…» А попала на его этап становления настоящим мужчиной, а не пацаном, бегающим из ресторана в ресторан…Что из этого получится?! Как минимум, он подтолкнул Машу М. перейти на новый приключенческий стиль…

А ещё одним захватывающим приключением для меня стали занятия живописью. Оказалось, я люблю мешать краски и находить новые… Быть свободной в мазках, не ощущать присутствия мастера, чья рука ведёт меня к успеху. У меня столько эмоций… и точно эти ощущения будут отражены в моей новой книге.

Одесская писательница: «Литература — единственный из моих страхов, которому я могу смотреть в лицо»

Одесская писательница: «Литература — единственный из моих страхов, которому я могу смотреть в лицо»

Беседу вела Мария Гудыма

Фото из личного архива писательницы

А поделиться?