Последняя премьера на Чайной

logo
254445_poslednjaja_premera_na_chajnoj.jpeg


 

театр на чайнойВ настоящее время театр решает вопрос о переезде на новое место. Вроде бы оно ужесуществует — новое расположение для замечательного коллектива — и вскоре будетобнародовано. Однако, на сегодняшний день будущая локация Театра уже почти не наЧайной занавешена туманом неизвестности. Напомним, что 6-го июня сего годатеатральная лаборатория обратилась к общественности с просьбой посодействовать впоиске нового помещения — на официальном сайте объявление висит без изменений.По адресу улица Карантинная 21/1 осталось уже совсем немного представлений Tea-atr'а,как они сами себя называют. Тем, кто бывал у них в гостях смысл понятен. После каждогоспектакля лаборатории режиссер Саша Онищенко традиционно приглашает«соучастников» представления отведать за стойкой бара, что за сценой, чашечку чая. Вотеще и поэтому Tea, а не только благодаря этим стенам, в которых некогда базировалосьпроизводство соответствующей отрасли.

Последняя постановка на сцене самым естественным образом переплелась с судьбойТнЧ — это «Старики» по пьесе «Железный класс» Алдо Николаи, маститогопредставителя итальянской драматургии XX-го века.

Николаи приобрел известность как драматург в середине 50-х годов минувшегостолетия благодаря пьесам «Мул» (премия Иди-Пикколо, Милан) и «Солдат Пиччико»(премия Пескара). Филологический факультет в Турине Алдо закончил уже поокончании II-ой Мировой Войны, во время которой начинающий литератор томился вфашистском концентрационном лагере в Германии и был освобожден СоветскойАрмией.

Как следует из наименования спектакля, речь в нем идет о людях преклонного возраста.Всё так и есть. Его герои — это два старика и пожилая женщина. Престарелая троицазнакомится в местном сквере и вскоре каждый из них уже не представляет свою жизньдруг без друга. Диалоги наполнены юмором, мудростью и… безысходностью.Неумолимость приближающегося перехода в иной мир заставляет героев откровенноделиться тем, что не предназначено для «чужих глаз», или, напротив, поддерживатьоптимистичное сияние иллюзии.

Осенняя история, как иногда называют «Железный класс», прежде всего рассказ отрогательной дружбе двух ровесников — Либеро Бокка (Денис Фалюта) и Луиджи Палья(Владислав Костыка). Старикам немного осталось, они давно стали обузой дляэгоистичных родственников, их встреча — последний подарок судьбы. Хотя, последнийдар для них обоих — это все-таки знакомство с удивительно окрыленной для своеговозраста женщиной по имени Амбра (Валерия Задумкина), которая также живет в ихквартале. Последние 70 лет своей жизни Либеро (в переводе с итальянского –Свободный!) Бокка неудержимо стремится в приморскую деревушку своей матери и,наконец, встретив верного товарища, он решается на побег. Планам, разумеется, несуждено сбыться, но попытка была великолепна.

Отдельно нужно отметить работу Дениса Фалюты, известного всем театралам своейзамечательной игрой в «Тётке Чарлея», «Обыкновенном чуде», «Фиалке Монмартра» идругих фундаментальных постановках Одесского академического театра музыкальнойкомедии имени Михаила Водяного. Его Бокка внешне напоминает Альберто Сордиобразца фильмов «Скупой» (1990 г.) или «Роман молодого бедняка» (1995 г.), асутулость, тяжелый шаг и гимнастика в парке у скамейки заслуживают аплодисментов.Луиджи Палья также хорош своим стариковским задором. Однако, надтреснутый голосВладислава Костыки слишком часто напоминал автору статьи о шедевральной Бабе Ягев исполнении Георгия Францевича Милляра, что не могло не уводить от канвы трепетногоповествования.

Амбра Валерии Задумкиной очаровательна и легкомысленна, но… Постепенностановится понятно, что эта воздушность достигнута большим человеческим трудом,женской мудростью и морем нерастраченной любви ее персонажа.

Пьеса символична. Осенняя история самою судьбою предопределена в репертуар ТнЧ —прощание с летом, с Либеро, с Луиджи и Амброй, с Чайной фабрикой, но не с Театром!«Я ЖИВОЙ! Я ЖИВОЙ!», — восклицает Палья, грозя небу суховатыми кулачками. Театрживой! Театр проживает на Чайной фабрике последние, золотые деньки своейудивительной истории, которая без сомнения продолжится в таком же, а может и более,замечательном месте.

Владимир Колесников

театр на чайной

театр на чайной

театр на чайной

театр на чайной

театр на чайной

театр на чайной

Если человек бессердечный, то и инфаркту не за что зацепиться.

А поделиться?