Трагическая ночь в «Виктории»: родители погибших девочек в суде рассказали о пожаре

logo
383560_tragicheskaja_noch_v_viktorii_roditeli_po.jpeg


Сегодня в суде над директором лагеря «Виктория» Петросом Саркисяном родители погибших детей начали давать показания. Сначала своими воспоминаниями о самом пожаре и предшествовавших ему событиях поделились Игорь и Светлана Арпентий, родители 12-летний Снежаны. Следующими высказались мама 9-летний Насти Кулинич Наталья и отец 8-летний Сони Мазур Алексей.  

Слова потерпевших были наполнены болью и обидой. Они в этом деле видят огромное количество вопросов, которые, скорее всего, так и останутся без ответов: где были в момент начала пожара все ответственные за детей взрослые, почему никто не вывел трех девочек из злополучной комнаты №11 на втором этаже, почему пожарным не сказали, что в корпусе могли остаться дети. Родители уверены, что шанс спасти их детей был.

Что касается точных причин возникновения пожара, говорят потерпевшие, то им, как и специалистам, проводившим пожарно-техническую экспертизу, они неизвестны. Тем не менее, Наталья Кулинич, Светлана и Игорь Арпентий уверены, что вина директор лагеря Петрос Саркисяна в трагедии безусловно есть. Он как минимум не воспрепятствовал поселению детей в деревянные корпуса, не подключенные к пульту пожарной тревоги и не принятые на баланс города, а также не обеспечил лагерь достаточным количеством грамотных в вопросах пожарной безопасности работников.

За полусотней детей из танцевального коллектива «Адель», кроме худрука Татьяны Егоровой, утверждают родители, смотрел лишь один воспитатель, некая Чернова. При этом, говорит Светлана Арпентий, никто даже не знал где она живет. В целом, родители погибших детей сходятся во мнении, что именно недостаток взрослых, которые могли бы провести эвакуацию, во многом и стал причиной гибели их дочерей.

На фото Наталья Кулинич

Наталья Кулинич считает, что виноваты в трагедии и те, кто в итоге не оказался на скамье подсудимых. Это касается того же воспитателя Черновой, которая во время пожара якобы даже не поднялась на второй этаж к девочкам, и худрука Татьяны Егоровой. Кроме того, утверждает Наталья, она лично слышала как глава ГСЧС в Одесской области Виктор Федорчак во время тушения пожара давал команды подчиненным на корректирование в документах время прибытия первых пожарных расчетов.

«Все виноваты, но каждый защищает только себя, а истину мы никогда не узнаем. Где были сотрудник лагеря, где были пожарные?» — заявила Кулинич.

Небольшая ремарка. Как мы уже писали, родители погибших детей считают, что действия и бездействие Егоровой в ночь пожара должны стать предметом судебных разбирательств. Согласно показаниям самой Татьяны Егоровой, она сделал все, чтобы разбудить и спасти детей. Адвокаты Петроса Саркисяна, в свою очередь, во время процесса не единожды намекали, что причиной пожара мог стать кипятильник худрука.

Что касается хронологии событий, то потерпевшие видят ее практически одинаково. Летом 2017 года узнали о возможности бесплатно отправить детей в «Викторию», что, после некоторых колебаний, в начале сентября и сделали. В родительский день, 10 сентября, дети устроили для родных представление. Именно в этот день все родители, кроме Алексея Мазура, который приезжал повидаться с дочкой 11 сентября, своих детей видели живыми в последний раз.

На фото Светлана Арпентий

Светлана Арпентий говорит, что дочь просила забрать ее домой как раз в день пожара. Родители уже собирались за ней ехать, но Снежана перезвонила и сказала, что ее, как и других детей, худрук Татьяна Егорова не отпускает. На следующий день детям предстояло еще одно выступление. Уехать домой до пожара хотела и Настя Кулинич, но ни в том, ни в другом случае родители не нашли причин оспорить мнение Егоровой.

На фото Алексей Мазур

В начале первого ночи 16 сентября родителям погибших детей позвонил кто-то из родительского комитета «Адели» и попросил срочно приехать в лагерь. О том, что случилось страшное, они тогда и думать не могли. Более того, утверждает Алексей Мазур, его жене сказали, что дочь неподалеку, стоит в пижаме. Приехав в лагерь потерпевшие выяснили, что дети пропали. При этом, утверждают они, на месте никто толком ничего объяснить не мог: ни спасатели, ни чиновники из мэрии, ни Егорова, ни воспитатели, ни сам Петрос Саркисян. В это время прозвучала версия, что дети попросту сбежали, однако в районе 2-х часов ночи на пожарище нашли останки первого тела, ближе к утру — второго, а к вечеру этого же дня — фрагмент третьего.

«Это страшно, когда отпускаешь в лагерь живого и здорового ребенка, а тебе возвращают «фрагмент неизвестной девочки без черепа», — сказал Светлана Арпентий.

Когда родители закончили давать показания на сегодняшнем заседании суда, стороны смогли задать им вопросы — каждый в конве собственной линии защиты или обвинения. Прокурора Оксану Моско интересовало, жаловались ли дети на отдых в «Виктории». На этот вопрос она получила отрицательный ответ — все, кроме еды, было здорово. Также прокурор спросила, знали ли родители об отключенной пожарной сигнализации и как они на это прореагировали. Все ответили, что узнали о проблемах с сигнализацией в родительский день, но тогда, при срабатывании сирены, кто-то из воспитателей спокойно и даже буднично ее просто отключил. Сами родители тогда не подумали предпринять какие-то меры.

На фото Игорь Арпентий

Еще одним интересующим как прокурора так и адвокатов Саркисяна моментом был вопрос о кипятильнике. Наталья Кулинич и Светлана Арпентий сказали, что о кипятильнике знали. Со слов их дочерей, он был у худрука Егоровой. Адвоката 35 пострадавших, но, к счастью, выживших детей Николая Стоянова больше прочих интересовал вопрос замков на дверях. Ранее по ходу заседаний уже звучал тезис о том, что родители сами наставляли детей запираться на ночь изнутри. Это обстоятельство могло в итоге повлиять на их эвакуацию. Однако потерпевшие заявили, что таких советов своим детям не давали. Тем не менее, отметили они, дети сами как-то раз пожаловались, что, вернувшись с пляжа, не смогли попасть в комнату — замок заклинило.

На этом судья Виктор Чаплицкий отложил заседание на 25 июня. Дальше суд продолжит знакомиться с показаниями потерпевших, в том числе и детей, если только они сами этого захотят, а родители будут не против.

Loading…

А поделиться?




Читайте также: