В Театре на Чайной поставили премьеру о старости и смерти

logo
252951_v_teatre_na_chajnoj_postavili_premeru_o_s.jpeg


В экспериментальном Театре на Чайной — премьера. Театру, с начала лета живущих под дамокловым мечом угрозы выселения, удается ставить спектакли. Которые заставляют зрителей плакать. Премьера августа — «Старики» по пьесе Николаи Альдо «Железный класс». Николи Альдо — классик итальянский драматургии, родившийся в 1920-е гг, переживший войну и немецкий концлагерь. Свою первую пьесу он опубликовал через два года после окончания войны. «Щедрый сынок» сразу был удостоен премии на фестивале Сан-Ремо, каждая последующая пьеса также приносила автору награды. Персонажи его историй удивительно живые и обсуждают невероятно болезненные тогда, да и сейчас, темы. Яркий премьер — «Железный класс».

«Старики» — это несколько встреч в парке на скамейке трех стариков. Сначала они хорохорятся друг перед другом, хвастают былыми достижениями, заботливыми детьми и благодарными воспитанниками. Меряются, кто из них лучше сохранился. Но потом правда вылезает: лучшие годы отданы войне, работе и заботе о семье, дети не считаются и воспринимают как обузу, глаза не видят, уши не слышат, а ноги не ходят.

Каждый из них, 76-летних, бесконечно одинок и несчастен, пока они не создадут что-то вроде братства дряхлых. Есть в спектакле и место любовному треугольнику: двое стариков и одна старушка «Воспитательница». И попытке побега, когда одного из них дети пытаются передать в дом престарелых. И, совершенно несвоевременно, но предсказуемо — смерти.

Перед показом режиссер Александр Онищенко лично рекомендует каждому — куда сесть. Свободных мест в зале нет, но на ступеньках решительно сидеть не позволяют. Просит выключить телефоны, а присутствующих фотографов — снимать пореже. Спектакль совсем еще юный, все создается на ваших глазах, — подчеркивают в театре.

Наконец гаснет свет и маленькая сцена с фонарем в углу, большим экраном на заднем плане, садовой скамьей и урной начинает наполняться жизнью. Через всю сцену хромает старик. Актер искусно подражает порывистым, дрожащим и слабым движениям людей старшего возраста, но отчетливо видно — это только пародия, это молодой человек, не по годам примеряющий костюм.

На сцене всего трое — Владислав Костыка, Валерия Задумкина и звезда музкомедии (тетка Чарлея) Денис Фалюта. Зритель привык к Фалюте в роли в шуточных, саркастических ролях. Но в «Стариках» Денис серьезен и даже агрессивен. Конечно, без юмора не обходится. Чего только стоит сцена с накладными усами.

Трое молодых людей в расцвете сил, играющих немощных старцев. Тем доходчивее истина — мы все постареем. Что бы ты ни делал в своей жизни, каким хорошим работникам бы не был, какие бы подвиги не совершал на войне, как бы не любил подопечных или собственных детей. Однажды, когда часы пробьют полночь ты вдруг превратишься в рухлядь — старого ненужного никому, часто даже самому себе, человека. Зрители постарше в зале плакали.

Спектакль искусно совмещен с документальным кино. Вслед за разговорами стариков на экране появляются кадры детства того поколения. Разрушенные бомбардировками и арт-обстрелами Второй мировой войны улицы и дома, худые дети в поношенной одежде не по размеру, котята, коробки, тряпки и обломки стен вместо игрушек.

Финальная сцена, когда сбросив старомодные старушечьи костюмы, трое актеров кружатся в танце, заставляет задуматься о том, что сейчас каждый делает со своей жизнью. И ради чего?

На какой локации покажут в следующий раз «Стариков» театр пока держит  в тайне.

А поделиться?



Читайте также: