Великодолинские топи, спасительный «Беларус» и крымская сосна: как в одесской глубинке выживает елочный питомник (фоторепортаж)

logo
313772_velikodolinskie_topi_spasitelnyj_belarus_.jpeg


Бывшая советская родина поставила ракетчиков в поле, подальше от населенных пунктов, а чтобы скрыть от посторонних глаз радары, бетонные бункеры и мощные тягачи, вокруг части высадили небольшой лес. С тех пор прошло много лет, военные давно покинули городок, оставив небольшую охрану, а лесок стал называться «Дальницким заказником». Сейчас его площадь превышает 1000 гектар и привлекает местных жителей обилием грибов и ягод. Но есть в заказнике и елочный питомник, поставляющий главный новогодний атрибут в Одессу.

ТОПЬ

Видавшая виды серая «буханка» (УАЗ-452) монотонно урчит, подскакивая на стыках бетонки. Водитель резкими движениями вращает руль, через раз поминая военных, чью-то мать и недавний затяжной ливень. Хотя бетонка и считается вечной дорогой, но за 40 с лишним лет она немного «устала» под колесами больших грузовиков и ракетных тягачей.

Городские «паркетные» внедорожники здесь не в чести: выщербленную бетонку они, может, пройдут, но дальше начинается проселок, одолеть который может не всякое транспортное средство. Поэтому основными звездами местных «автобанов» являются представители советского автопрома – военные УАЗики и «Нивы».

Еще 20 минут тряски, и мы у ворот ракетной части. За ними дороги в привычном понимании нет. Несмотря на раннее утро, здесь уже собралось небольшая очередь из клиентов лесхоза, приехавших за елочками — несколько бортовых МАЗов и ЗИЛов. Один из них успел попасть в передрягу. Проехав пару сотен метров, огромный самосвал увяз в дальницкой грязи и минут десять буксовал. На выручку пришел всесильный трактор «Беларус», вытянувший гиганта из хлюпающей субстанции.

Наш водитель тоже рискует, и вот мы уже плывем по густой жиже. К счастью, за нами едет все тот же трактор с большим прицепом. Он готов в любой момент взять на буксир увязнувшую машину.

Попутчики рассказывают, как несколько дней назад здесь легла на бок груженная сосновыми ветками фура. И даже их всесильный двухосный УАЗ не избежал этой участи – не удержался на скользкой дороге и опрокинулся. Благо, никто не пострадал, водитель и пассажиры отделались легким испугом. С тех пор все бортовые машины ждут возле ворот части, а трактор совершает челночные рейсы, доставляя товар с плантации клиентам.

Мы купаемся в грязи еще пару километров. Вот вдали появляются стройные ряды низких молоденьких сосен.

КРЫМСКАЯ ГОСТЬЯ

Великодолинское лесничество, относящееся к ДП «Одесское лесное хозяйство», выращивает для новогодних продаж в основном сосну крымскую, известную также под названием сосна Палласа — в честь академика Петера Палласа. Ее родина — горные склоны южного берега Крыма. Там сосна вырастает до 20-30, а иногда до 45 метров. Живет она 500-600 лет.

Площадь возобновляемой посадки хвойных в Дальницком заказнике невелика – примерно 10 га, из которых крымская гостья занимает шесть. Остальные четыре «хвойных» гектара отданы голубым елям, можжевельнику, туе и экзотическим кипарисовым.

Из лиственных хозяйство выращивает и продает населению одесских «дачных трущоб» березу, дуб, липу, иву, а также несколько редких пород — магонию, гибильник, магискус, барбарис и жасмин.

Сезон новогодней вырубки в этом году, как всегда, начался в начале декабря, но пик активности продаж приходится на 20-25 числа. Главный лесничий «Одесского лесного хозяйства» Роман Дмитренко сетует, что в этом году великодолинское хозяйство может продать всего около 4 тысяч зеленых красавиц (обычно 6 тысяч), но горд тем, что эти сосны — самые красивые в области.

«Основные наши покупатели – это большие государственные организации вроде районных администраций, закупающих сосны для школ и детских садиков. Приезжают также полиция и другие правоохранители. Обычно они рассчитываются безналом, с ними проблем не бывает», — рассказывает лесничий.

Территория заказника разбита на небольшие участки. Молодые плантации соседствуют с площадями, подготовленными для вырубки в этом году. Всего в хозяйстве растет больше ста тысяч сосен. Вместо срубленных высаживают новые, которые дорастут до «продажного» состояния только через 5-7 лет. Двухметровой высоты деревья достигают за десять лет.

«Это как пшеница или ячмень, — говорит наш гид. — Вы выращиваете урожай, потом его собираете и сажаете новый. Только у нас этот процесс растянут на десятилетие, но суть та же».

НАКАЗАЛИ МОШЕННИКА

Работники хозяйства поведали нам забавную историю Несколько лет назад, еще при Януковиче, их крупно надули. Клиент, представляющий одну из этнических общин, рассчитался за сосны пачкой фальшивых купюр. Лесничий фальшивки сразу не распознал, а когда заметил, что случилось, не стал поднимать скандал, покрыв недостачу из своего кармана. В следующем году тот же клиент вместо себя прислал человека, слабо разбирающегося в нюансах, и у лесничества появился шанс отомстить. В итоге мошенник получил, мягко говоря, неликвидный товар, который вряд ли смог реализовать. Что характерно, претензий предъявлять он не решился, но и с Великодолинским дела больше не имел.

Крымская сосна очень красива. Двухметровые (и даже выше) деревья стоят очень плотно, но опытный глаз лесничего сразу замечает недостатки каждого растения. Впрочем, брака не так много. Даже если растение непригодно к продаже целиком, его распускают на ветки, что даже выгоднее для предприятия: оптовая цена одной мохнатой лапы 5 гривен, а целая двухметровая красавица стоит около 150. Сосновые дрова также имеют неплохой сбыт – их берут рестораны и домовладельцы.

По словам лесничих, с недавних пор спрос на новогодние сосны начал падать. Все больше людей отдают предпочтение искусственным елкам. Часто в хозяйство приезжают одиночные покупатели – владельцы частных домов, которые не видят смысла в ежегодной покупке. Сейчас стало модно один раз купить взрослое дерево прямо с землей и посадить на своем участке рядом с домом. Конечно, такая сосна стоит намного дороже.

Лесные работники утверждают, что в последние годы стало намного меньше случаев воровства. Конечно, на предприятии есть круглосуточная охрана, но обойти весь питомник достаточно сложно: длина периметра превышает 14 километров. Выручает бездорожье: не всякий браконьер отважится сунуться на территорию заказника, но даже если он сможет срубить пару деревьев, то вряд ли выберется незамеченным по единственной дороге. Придется платить штраф в десятикратном размере. На днях, например, поймали с поличным такого воришку, пытавшегося вывезти несколько деревьев на «Ниве». Его машина увязла в грязи.  

Кстати, ваш корреспондент на личном опыте убедился, что даже пешком пройти по этой дороге без болотных сапог очень трудно, а с парой срубленных сосен практически невозможно.

На каждом легально срезанном дереве несмываемой красной краской ставится специальный штамп. Подделать его непросто, поэтому охрана моментально отличает браконьера от легального покупателя. Мало того, все официальные клиенты получают в конторе предприятия пачку наклеек с индивидуальными номерами, которые перед продажей должны быть приклеены на каждое дерево. В общем, система хорошо продумана, и воришку легко вычислить.

Зарплаты в лесничестве небольшие. Не каждый пойдет вкалывать за 3 тысячи гривен в месяц, поэтому здесь много сезонных рабочих. Водитель уже известного нам «Белоруса», тракторист Олег, с весны до осени трудится на таком же транспорте у фермеров, на пшеничных полях. Говорит, что не может сидеть дома даже зимой: длительный отдых — не для него. Поэтому решил подрабатывать в лесничестве. В кузов трактора вмещается от 80 до 100 деревьев, но бывают клиенты, которым надо всего 25 стволов, и поэтому иногда приходится ехать почти порожняком. В среднем за световой день он делает 5-6 ходок.

Мы возвращаемся. На обратном пути нас снова страхует «Белорус» Олега. На этот раз он везет партию сосен. Возле ворот части уже стоят новые клиенты, приехавшие на микроавтобусе. Скоро Новый год!

Автор — Сергей Смоленцев

А поделиться?



Читайте также: