Вместо антигорючих веществ при строительстве «Виктории» использовался горючий лак, — эксперт Владислав Балинский

logo
274598_vmesto_antigorjuchih_vewestv_pri_stroitel.jpeg


Как рассказал  Украинской Службе Информации гражданский активист, эксперт-химик Владислав Балинский, который днем 16 сентября провел общественное инспектирование корпусов лагеря «Виктория», чтобы избежать трагедии, нужно было просто следовать правилам, прописанным в законодательстве.

на фото Владислав Балинский

УСИ пообщалась с Владиславом Балинским о том, какие нарушения были найдены во время инспектирования лагеря, об ошибках, допущенных подрядчиками и заказчиками работ, и о виновных в трагедии.

Что Вы увидели, когда приехали на место трагедии?

Я приехал на место трагедии днем 16 сентября. Первое, что я сделал, это прошел на пожарище и осмотрел элементы проводки. Я обратил внимание, что использовались не металлические трубы, а гофрированные – так называемый металлорукав. По этим фрагментам я сразу же начал оценивать, какое сечение кабеля, посмотрел на качество этой гофры, которая оказалась почти полностью прогоревшей. А по стандартам деревянных помещений в проводке рекомендуют использовать цельные металлические трубы.

Кроме того, я обратил внимание на расположение металлических лестниц, а также на тот факт, что пожарище было залито водой. Оценил состояние древесины и обратил внимание на то, что температура горения была очень высокой, поскольку прилегающие здания (4-ый и 6-ой корпус) находятся на расстоянии порядка 15-18 метров от горящего здания. Рядом там находится забор, а за ним — еще одна постройка санаторного типа. Я оценил состояние этих зданий и обнаружил, что металлопластиковая «вагонка» на здании за забором полностью оплавилась, окна потрескались. Также там стоял автомобиль с полностью оплавленной краской. На примыкающих корпусах древесина была сильно обуглена. Такие повреждения говорят о том, что температура в этих местах достигала примерно 300-350 градусов. Я обратил внимание, что осуществлялась проливка этих зданий, которые не сгорели (корпусов и санатория поблизости). И мне стало понятно, что только в результате этой проливки примыкающие четыре здания не воспламенились, не загорелись.

фото: Владислав Балинский/ Facebook фото: Владислав Балинский/ Facebook

Иными словами могли сгореть все корпусы лагеря?

Анализируя видеоматериал с нагрудной камеры пожарного, я увидел, что основные действия пожарных в первые минуты были направлены на предотвращение возгорания прилегающих зданий и корпусов. Пожарные, по свидетельствам очевидцев, приехали достаточно быстро — в течение 5-6 минут. И к тому моменту, когда подоспела пожарная техника, по описанию свидетелей горящее здание уже никаких конструктивных элементов не имело. Фактически, это был уже обрушившийся остов, и ни о какой эвакуации речь уже не шла. Стояла задача предотвратить распространение огня. И по всем признакам могу сказать, что если бы пожарный расчет приехал хотя бы 10 минутами позже, произошла бы катастрофа национального масштаба. Загорелись бы все здания, были бы вовлечены в пожар деревья, и жертв могло бы быть намного больше.

Что Вы обнаружили, исследовав не сгоревшие корпусы лагеря?

Экспертиза была направлена на обследование примыкающих корпусов. Мы исходили из того, что, поскольку три сохранившихся корпуса идентичные, имеют типовой проект, их строила одна и та же бригада, мы предположили, что сгоревший корпус был точно таким же. Кроме того, и найденные остатки светильников, гофра, и проанализированные архивные фотографии это подтверждали.

Проанализировав ДБН, мы увидели, что детские учреждения, которые используются для проживания детей, в принципе не могут возводиться из материалов с такими показателями горючести. Также помещения для проживания детей с такими показателями горючести не могли быть двухэтажными.

Таким образом, на примере сохранившихся зданий мы проанализировали проектировочные решения, соответствие заявленных качеств материалов фактическим, качество выполненных работ, качество электропроводки, противопожарной сигнализации. Мы изначально обратили внимание, что нарушения присутствуют даже на уровне планировочных решений.

О каких проектных (планировочных) нарушениях идет речь?

Когда строятся здания с таким классом пожароопасности, между зданиями предусматриваются пожарные проезды. Техника должна иметь возможность подъехать к любому зданию на территории лагеря. А в данном случае эти проезды не соответствовали необходимым параметрам, поэтому пожарные машины были вынуждены ездить просто по клумбам. А, поскольку клумбы поливные, техника проваливалась, буксовала очень сильно.

Далее мы обратили внимание на расположение пожарного водоема, который оказался расположен неправильно. К нему также был ограничен проезд, и он фактически был пуст – вода была лишь на дне.

Потом мы обследовали корпусы лагеря, пошагово отмечая проблемы планировочных конструктивных решений. Мы обратили внимание, что существуют технические пустоты в конструкции здания. И такие пустоты в данном случае были недопустимы с точки зрения пожарной безопасности. Каждый корпус в лагере — двухэтажный, в котором расположены 16 комнат и две лестницы. Сразу бросилось в глаза, что ни в одном корпусе не было информационных табличек, которые предусмотрены техникой пожарной безопасности.

А как была организована электрическая разводка в корпусе?

У нас было очень много замечаний по организации электрической разводки. Во-первых, само качество монтажа, который делала фирма-субподрядчик по электрике, достаточно неплохое. Электроприборы (выключатели, розетки, светильники и т.д.) были смонтированы на текстолитовой плате с соблюдением требований техники пожарной безопасности. А в дальнейшем уже происходил домонтаж электрооборудования – тоже централизованно, но уже совсем другими фирмами.

В каждый жилой блок был подключен достаточно мощный бойлер мощностью порядка 2,5 кВт. По нашему мнению, бойлер был смонтирован неправильно, поскольку он располагался на деревянной поверхности – не в санузле, а в коридоре. Т.е. электроприбор примыкал к деревянной поверхности, а несколько бойлеров и вовсе были подключены при использовании скрутки и синей изоленты. При чем эти скрутки располагались низко, ничем не фиксировались, и расположены вне металлической гофры. А в таких деревянных домах и гофра, и кабель должны идти непрерывно до розетки – не должно быть скруток, а гофра должна быть цельная. А учитывая мощность прибора, это очень серьезное нарушение. Мало того, гибкие шланги, которыми подключены бойлеры к воде, в металлической оплетке. И при использовании таких материалов детей просто могло бить током через краны.

На мой взгляд, было принято в корне неверное решение установить 16 бойлеров такой мощности в сравнительно небольшом деревянном корпусе. Как правило, в таком случае устанавливают отдельно бойлерную, где ставится мощный бойлер, откуда централизованно подают воду на все 4 корпуса. Может быть, это немного дороже, но это было бы правильно, и условия техники безопасности соблюдались бы.

фото: Владислав Балинский/ Facebook фото: Владислав Балинский/ Facebook фото: Владислав Балинский/ Facebook

В самих комнатах Вы обнаружили какие-то нарушения, связанные с электрикой?

Да, в каждой комнате у каждой кроватки были домонтированы головные светильники. И сделано это было также неправильно. Светильники монтировались с грубым нарушением – прямо на деревянную поверхность. Кроме того, эти светильники эксплуатировались с нарушением. Поскольку светильник с пластиковым светорассеивающим плафоном, в нем можно использовать только светодиодные или люминесцентные лампы. В данном случае использовались лампы накаливания.

Еще мы обратили внимание на ряд грубейших ошибок, каждая из которых может быть фатальной. Электрический кабель монтировался или штатными электриками, или вообще собственными силами на крайне низком уровне качества таких работ. Существовали скрутки и, зачастую, четыре кабеля смыкались в один с помощью скруток. Было понятно, что все это приходило на пакетный предохранитель (автомат). В данном случае это противопоказано, поскольку даже при коротком замыкании или при опасной нагрузке такой пакетник не срабатывает. Потому что он рассчитан на 50-75 ампер, а в таких домах нужно использовать пакетник на 10 ампер. Это очень важно и это – грубое нарушение.

фото: Владислав Балинский/ Facebook

Вы также отмечали, что обнаружили нарушения при заземлении?

Я обратил внимание на то, что были допущены грубейшие ошибки, связанные с заземлением: недостаточная толщина кабеля заземления, а также неправильное подключение заземления на потребителя. Т.е. заземление на потребителя зачастую подключалось на планке не «земли», а на планку «нулям». Иными словами, заземление фактически дублировало «ноль». Поскольку вся система работала неправильно, они не могли использовать очень важный прибор УЗО, который позволяет избегать поражения человека электрическим током, поскольку при утечке тока, он сразу же отвечает на подачу электричества. Это очень важно, особенно когда есть санузлы, использование воды и т.д., но в данном случае его невозможно было использовать из-за неправильного подключения заземления.

Эти ошибки были продублированы абсолютно во всех корпусах. И каждая из этих ошибок прямым или косвенным способом могла привести к фатальному результату.

Расскажите подробнее о самом материале, который использовали при строительстве корпусов? Почему он так быстро воспламенился? Его же должны были обработать специальной огнеупорной жидкостью?

Мы обнаружили, что в строительстве использовали легкую древесину — сосну очень низкой плотности. Если обратиться к ГОСТам, ДБНам, то использовать такую древесину не рекомендуют для строительства жилых домов, а ее плотность должна быть в два раза выше.

Внутри корпусов, которые мы исследовали, обнаружилось большое количество вообще не обработанных ничем деревянных поверхностей (вагонка и т.д.). Обратили внимание, что поверхность половой доски также лишена покрытия защитного. Внешняя поверхность сруба блестела, что выглядело подозрительно. Потому что антигорючие пропитки наносятся без использования лакокрасочных материалов. Мы увидели, что верхний слой слазит лоскутами, при чем не только снаружи, но и в комнатах. И этот верхний слой подозрительно напоминает по консистенции высохшую олифу. Мы собрали этот слой, попытались поджечь и увидели, что он вспыхнул как порох. Мы поняли, что вместо антигорючих лакокрасочных веществ, использовалась олифа или другой горючий лак. Вместо того, чтобы обезопасить кругляк, его обработали очень горючим материалом.

Когда мы обнаружили этот факт, вопрос, почему загорелось здание, отошел на второй план, и возник главный вопрос: кто и почему допустил такие нарушения, что из крайне горючих материалов, с нарушением всех мыслимых и немыслимых технологий, были построены эти здания. Вопрос пожара при такой древесине, таком качестве разводки, таком покрытии – это был вопрос времени.

Еще один немаловажный факт, на который мы обратили внимание, который также является нарушением – это использование в качестве прокладки между бревнами крайне горючего углеводородистого материала. Использовалась прокладка под ламинат, а не пакля, которая не поддерживает горение. Эту прокладку в данном случае использовали для утепления – подкладывали между бревнами, под вагонку. Она крайне горючая, очень хорошо распространяет огонь, и помимо этого выделяет ядовитые вещества.

фото: Владислав Балинский/ Facebook фото: Владислав Балинский/ Facebook

А что с системой пожаротушения? Она была?

Конечно же, мы сразу же обратили внимание на отсутствие активной системы пожаротушения. Это очень распространенная система, когда в помещении разводятся трубы, устанавливаются клапаны, которые срабатывают на дым или на температуру, и начинают тут же разбрызгивать воду.

Вместо этого потратили 11 млн гривен на систему пожарной сигнализации. Мы проинспектировали эту систему и просчитали полностью всю ее стоимость. По нашим подсчетам оказалось, что вся система по 4-м корпусам обошлась в 3 тысячи долларов.

И все жесистема, которая использовалась в лагере, — это система пожарной сигнализации «Тирас» украинского производителя.

В двух корпусах эта сигнализация была обесточена полностью. В одном корпусе она была в возведенном состоянии, но оказалась нерабочей после проверки.

Удалось определить, где находился очаг возгорания?

Возгорание произошло в 4-ой комнате на 1 этаже, в комнате худрука. Это было очевидно по степени прогорания древесины. Девочки, которые погибли, жили непосредственно над этой комнатой. Очевидно, что при распространении огня, их комната первая была охвачена огнем. И произошло это очень быстро, учитывая тот факт, что, по нашему мнению, дерево было обработано олифой, а не огнезащитным покрытием, и использовалась горючая прокладка вместо пакли.

На Ваш взгляд, кто должен понести ответственность за трагедию в лагере «Виктория»?

Виновных в этой трагедии очень много. С одной стороны – это люди, которые отвечают за детей: начиная от директора лагеря и заканчивая, возможно, воспитателями. С другой стороны – это люди, которые участвовали в коррупционных схемах, воровстве. И, конечно же, сама компания-подрядчик, которая допустила явные нарушения при проведении тендера. А с третьей стороны – это все те люди, которые принимали в эксплуатацию это здание: и Управление капстроительства, и ГАСИ, и Облэнерго, и ГСЧС, и все те, кто ставили свои подписи на согласованиях. Но, насколько я знаю, это здание не было даже принято в эксплуатацию. Поэтому возникает еще один вопрос – кто и как отправлял детей в этот лагерь. И конечно же ответственность несет человек, который гарантирует безопасность, качество и уровень жизни горожан – это наш мэр Геннадий Леонидович.

на фото Владислав Балинский

А поделиться?