Мошул в Орловке: в Одесской области православные молдаване отметили григорианское Рождество «шаманскими» плясками с чудищами и дембелями (фоторепортаж)

logo
121783_moshul_v_orlovke_v_odesskoj_oblasti_pravo.jpeg


Корреспондент «Думской» побывал в селе Орловка Ренийского района, чьи жители — православные молдаване — весьма необычно отмечают григорианское Рождество.

Огромное четырехметровое чудище под крики и улюлюканье толпы медленно передвигается по площади. «Мошул, мошул», — загудел народ, увидев процессию. Верхняя часть наряда Мошула (в переводе с молдавского «Дед») представляет собой большую шаманскую маску, сшитую из шкур животных. Она начинается от живота, имеет прорези для глаз и выглядит очень воинственно. Высокий верх украшен цветами, блестящими елочными украшениями и длинными разноцветными лентами. На поясе «шамана» висят большие приспособления, которые издают очень своеобразный звук, похожий на велосипедный звонок. Для того, чтобы эти штуки «заговорили», Мошул делает движения бедрами, похожие на танец живота.

Несут и поддерживают странное создание полтора десятка дембелей в расшитой по старой армейской традиции униформе. Навстречу им с другого конца села двигается такая же процессия — со своим Мошулом. Через несколько минут они сходятся, и начинается диковинный танец. Мошулы то соприкасаются лбами, как будто секретничая друг с другом, то откидываются назад, словно получая удар по маске.

Пока Мошулы общаются, молодые парни в форме, положив руки на плечи друг другу, танцуют вокруг чудищ заводные молдавские танцы. Некоторые со всей дури бьют о землю «мачуке» — большими плетеными приспособлениями, похожими на огромные веники. Таким образом они изгоняют из села злых духов. Это, напомним, происходит в центре Европы!

Заводная молдавская музыка, удары мачуке, танцы и крики толпы сливаются в какофонию. Наконец танец Мошулов заканчивается. Открывают шампанское. Взлетают пробки, и зрителей обдает пахучими брызгами. Шаманы обмениваются пенным продуктом и вливают в себя содержимое бутылок. Далее следует ритуальный обмен подарками — бутылкой кефира, водяным пистолетом, семейными трусами и календарем. Закончив с ними, Мошулы и их сопровождающие обращаются к сельскому голове, выпрашивая у него подношение. Скупиться не положено, и примар открывает кошелек. После этого начинается кульминационное действие – «битва». Дембеля снова поднимают своих Мошулов и обе группы сходятся лоб в лоб. Они толкают друг друга, пока одна из масок не упадет. Потерявшая Мошула сторона считается проигравшей. Победители получают барашка, которого забивают, чтобы приготовить из него традиционную каварму (блюдо из тушеного мяса).

Накануне ночью молодые парни села ходили от дома к дому, выпрашивая вино и еду. Колядующий может взять со двора все, что захочет (в разумных пределах), поэтому утром на празднике многие увешаны прищепками и гроздьями горького красного перца. У некоторых на головных уборах приколоты белые цветочки. Это означает, что юноша нравится незамужней девушке и та приколола ему это знак. Иные молодые люди носят по два-три цветочка: видать, пользуются успехом.

Вот такие события происходят в Орловке каждое 25 декабря. Что характерно, местный люд — прихожане Украинской православной церкви, и Рождество отмечают 7-го января. Однако святочные гуляния у них начинаются по григарианскому календарю, что, кстати, не приветствуется церковными властями.

«Так повелось с периода, когда эта территория была в составе Румынии — Румынская православная церковь живет по новоюлианскому календарю, и Рождество у них 25 декабря, — говорит сотрудник кафедры археологии и этнологии Одесского университета, доктор исторических наук Александр Пригарин. — В самом же обряде ничего сверхординарного нет. Это вариант знакомого всем нам колядования с ряжеными персонажами — «дедом», «солдатом» (те самые дембеля) и другими. Но орловцы творчески переработали ритуал, развили его, дополнили своими элементами. Получилось необычно, хотя к христианству это никакого отношения не имеет».

Праздник не раз пытались отменить, особенно в советское время. Тогда за то, что допустили «шабаш», даже снимали секретарей райкома и председателей колхоза. Сейчас с традицией пытаются бороться церковники. Но тщетно: орловцы — народ упертый. В будущем они надеются превратить Мошула и другие особенности местной этнографии в замануху для туристов. Чтобы зарабатывать. Что ж, отличный план.

Автор — Сергей Смоленцев

 

Реклама

А поделиться?




Читайте также: