Одесский кинофестиваль онлайн: чему пришлось научиться с нуля — генпродюсер Юлия Синькевич

logo


Сегодня, 25 сентября, в 19:00 откроется 11-й Одесский кинофестиваль, который продлится до 3 октября. Но в этом году из-за прадемии коронавируса один из самых масштабных кинофестивалей Восточной Европы пройдет не только не в свои привычные даты, но и в нетрадиционном виртуальном формате.

О том, как изменил переход в онлайн-формат работу команды фестиваля, источники финансирования, коммуникацию со зрителями, Delo.ua рассказала генеральный продюсер ОМКФ Юлия Синькевич.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Статистика ОМКФ 2020
Более 100 фильмов-участников конкурсных и внеконкурсных программ фестиваля можно будет посмотреть на платформе фестиваля.
В том числе пройдут эксклюзивные показы фильмов с Каннского, Венецианского, Берлинского кинофестивалей, которых не найти в интернете.
12 полнометражных фильмов будут бороться за награды Международного конкурса.
7 полнометражных и 11 короткометражных лент вошли в Национальную конкурсную программу.
8 фильмов из 9 стран мира примут участие в Конкурсе европейских документальных фильмов.

Юля, команда ОМКФ приняла решение перейти в онлайн сразу же, как объявили карантин, или все-таки надеялись, перенося даты с июля на конец сентября, что осенью будет возможен офлайн?

Конечно, как и для всех, ситуация с пандемией, с карантином, стала для нас шоком. Но в первые недели карантина, в марте-начале апреля, были мысли, что к июлю все закончится и сможем провести фестиваль в обычном формате.  Следили за тенденциями, за тем, что решили наши коллеги, которые приблизительно в те же сроки должны были проводить фестивали. В конце концов все поняли, что даже если будет возможно проводить офлайн-мероприятие, то скорее всего, с серьезными ограничениями, и точно не будет международного формата, когда приезжают много иностранцев.

Мы сели и просчитали соотношение рисков и вложений. Если бы мы вложили огромные инвестиции в офлайн-формат, который бы потом отменили, то это были бы колоссальные потери для нас. Онлайн все-таки дешевле, меньше нашего обычного бюджета где-то на 40%. Потому пошли более безопасным путем, выбрав онлайн-формат, который, мы точно знали, сделаем при любых обстоятельствах.

А почему не отменили фестиваль, как сделали многие? Есть в мире удачные примеры виртуальных форматов?

Сейчас многие проводят гибридные форматы. Карловы Вары вообще отказались и от онлайн, и от офлайн, сделали какие-то точечные показы. Каннский фестиваль отменили, провели только кинорынок в онлайн-формате.

Тут каждый для себя решает. Мы, возможно, могли бы пропустить год, но это было бы не честно по отношению к кинематографистам, которые нуждаются в том, чтобы их фильмы были показаны аудитории, были оценены.

Онлайн-формат не лучше, не хуже, он просто другой. В онлайне фильм могут посмотреть несколько тысяч человек, а офлайн, согласно требованиям 50-процентной заполняемости, — это не аншлаг, это не та атмосфера, это полупустой зал.

Но все-таки показ на Потемкинской лестнице решили оставить…

Показ на Потемкинской лестнице оставили, поскольку это open air-событие (покажут фильм 1920 года немецких режиссеров Пауля Вегенера и Карла Безе «Голем: как он пришел в мир» —  Delo.ua). Также мы оставили украинскую ретроспективу в Центре Довженко. Для нас важна была такая нишевая программа, не массовая, для эстетов, которые интересуются находками украинского кино. Небольшое количество людей мы сможем принять в офлайн-формате. Но на этом практически все.

А открытие и закрытие? Не придумали, как перевести в онлайн «красную дорожку»?

Закрытие проведем по принципу, как проходило в мае вручение украинской кинопремии «Золотая Дзига». Студия, все претенденты и жюри будут в онлайн-формате. Есть в планах сделать вечеринку-закрытие, но посмотрим по ситуации и будем решать буквально в последний момент.

А вот открытие… Я не могу даже пока сказать, как называется этот формат. И хотя там будут все атрибуты открытия  —  и ведущие, и Одесский оперный, и другие фестивальные локации, это будет совсем не тот классический формат, к какому мы привыкли в офлайне, и даже не тот, к которому  мы уже привыкли в онлайне.

Посмотреть церемонию открытия можно сегодня, 25 сентября, в 19.00 на платформе oiff.online, на YouTube-канале и Facebook-странице ОМКФ.

омкфСъемки для оналайн церемонии открытия 11-го ОМКФ. Фото: facebook.com/julia.sinkevych

Источники финансирования изменились? Как отреагировали спонсоры на онлайн?

Что касается источников, то всем фестивалям и культурным событиям в этом году приходится рассчитывать, прежде всего на государство.

И у нас большая часть финансирования — госденьги: это и Госкино, и Украинский культурный фонд, совсем немножко — от городской и областной администраций одесских. И это наше совместное сотрудничество с Украинским институтом, когда мы реализовываем бюджет, который они выделяют на нашу общую программу. (Кроме того, ОМКФ получил грант программы Евросоюза «Креативная Европа», что помогло фестивалю покрыть стоимость прав на европейские фильмы —  Delo.ua).

И часть, на самом деле, меньшая — спонсорских, партнерских денег.  Мы благодарны тем частным партнерам, которые остались с нами, потому что некоторые остались, даже не видя для себя особой выгоды, а просто потому, что являются многолетними партнерами фестиваля. Некоторые ушли, потому что у всех бизнесов проблемы, это очевидно, и мы это тоже понимаем.

И, конечно, остаются абонементы и билеты в продаже. Но мы понимаем, что у людей сейчас финансовые сложности, поэтому мы не делаем ставку на продажи, как прежде. Билет стоит в два раза дешевле, чем для офлайна.

Организаторы ОМКФ рассчитывают на 200-250 тысяч зрителей (учитываля, что большинство фильмов в программе имеют ограничение по просмотрам — это требование правообладателей).
Каждая лента будет доступна двое суток — одинаковый промежуток времени, чтобы аудитория могла проголосовать за лучший фильм. По итогам голосования определят обладателя Гран-при — «Золотого Дюка».
 Билет на фильм стоит 60 грн, абонемент — 750 грн (более 100 лент и около 50 событий). 
Бесплатными будут показ на Потемкинской лестнице и детская программа. А также церемонии открытия и закрытия. 
Программа ОМКФ

Как участники конкурсной программы отнеслись к виртуальному формату? Были отказы?

Карантин застал нас в процессе приема фильмов на участие в конкурсе, когда уже много фильмов к нам пришли, и тут мы меняем правила. Естественно, у меня был большой страх, что начнут массово отказываться от онлайн-формата. Но в итоге приятно удивило, что отказалось очень мало — может быть, процентов пять-шесть.

На тот момент уже все поняли — либо так, либо никак. Замораживать фильм на год — не очень имеет смысл. Есть те, кто так решил, потому что либо может себе позволить, либо ошибочно.

Я видела, как переживала Ирина Цылик, чей фильм «Земля блакитна, ніби апельсин» успел начать свою фестивальную историю в офлайне и попасть на большие фестивали «Сандэнс» (где получила награду за лучшую режиссуру — Delo.ua) и «Берлинале», а во второй половине фестивального года лента попала в онлайн-историю. Как она и продюсеры хотели показать его, особенно в Украине, в офлайне. И видела, как она отреагировала после того, как фильм показали в онлайне на DocuDays (где фильм выиграл национальный и международный конкурс  – Delo.ua ). Для нее это был другой опыт, особенный: фильм посмотрело огромное количество людей из разных мест (некоторые, возможно, никогда бы в жизни не имели такой возможности), и они на него откликнулись. То есть свой «плюс» она получила.

Онлайн расширяет доступ, а каждый киношник делает фильм, чтобы как можно больше людей его посмотрели, даже если это суперсложный артхаус.

омкфЮлия Синькевич, генпродюсер ОМКФ, с программным директоррм ОМКФ Антельмом Видо. Фото: facebook.com/julia.sinkevych

А члены жюри и гости фестиваля как отреагировали на онлайн?

Тут чуть-чуть сложнее было, потому что многие ощущают усталость от онлайна. Тот же Каннский кинорынок многие отработали по полной программе, сидя с утра до ночи перед экраном, — просмотры, встречи и дисскуссии в зуме. Все выжаты, потому что не получили тот самый живой энергетический обмен.

Но я надеюсь, что мы даем хороший контент, интересный, и это и будет тем, что даст энергию. Мне самой интересно посмотреть на результат, это тоже для нас определенный вызов.

Ковидная тематика будет присутствовать в программе этого года?

Мы решили этого не делать. Мы еще в марте месяце смеялись с коллегами из программного отдела, что куча сценаристов сидит и пишет про пандемию, и что мы получим еще много фильмов на эту тему на следующий год. Смотрели некоторые короткие метры, но ничто нас не впечатлило, чтобы делать отдельный показ либо отдельную программу.

Но индустриальную секцию тема ковида наверняка не обошла. О каких болях будут говорить участники?

омкф

Так или иначе, все дискуссии будут рассматривать ситуацию и в Украине и в мире с точки зрения влияния на нее пандемии.

Будем говорить, как в новых условиях продвигать украинский контент на международном уровне —  эту программу делаем вместе с Украинским институтом.

В третий раз пройдет конференция Cinema Backstage, которая поднимает горячие темы. В прошлом году это были гендерная тема и тема копродукции. В этом году три темы. Первая  —  Украина вступила в Eurimages, но многие до сих пор не понимают, что это им дает, поэтому мы будем презентовать эти возможности с практической точки зрения.

Вторая тема, которую  пока еще мало где обсуждают, —   психологическое здоровье тех, кто работает в киноиндустрии. А в ней работает определенный психотип людей, поэтому актуальны вопросы выгорания, депрессий. Третья тема  — гендерные стереотипы в кинопрофессиях.

Будет дискуссия с участием представителей государственных органов — их видение развития киноиндустрии.

В этом году впервые делаем с Книжным Арсеналом питчинг литературных произведений, на основе которых можно сделать экранизации.

Несмотря на то, что команда ОМКФ уже десять раз проводила фестиваль, наверняка, чему-то пришлось учиться с нуля в этом году. Чему?

Для нас это стало огромным вызовом. Это другие подходы: совершенно другая структура команды, другое распределение обязанностей и задач. И другой подход к формированию всей архитектуры события: как пользователь заходит на фестиваль, что видит, как демонстрируются фильмы. Этот виртуальный мир нужно было придумать и сконструировать. И это никто кроме нас не мог сделать.

Все эти тонкости прописывались и тестировались. Пришлось глубоко копать эти дебри, но, с другой стороны, у нас был контент, структура нашей программы, и я ставила изначально такую задачу, чтобы максимально сохранить тот фестиваль, который есть, перенеся его в онлайн.

Программы сохранятся, события сохранятся, система доступа сохраняется такая же. Только нужно было найти инструменты, которыми все это воплотить в онлайн-мире.

Взяли готовое решение или создавали свою платформу?

Мы пошли путем создания своей платформы, изначально такой, как нам нужна. Она запущена и работает.

В разработчики взяли украинскую компанию?

Да, это ребята — разработчики DzygaMDB (онлайн-ресурс, где  размещается база кинопрофессионалов Украины —  Delo.ua).

В этом году у вас совершенно другой стиль визуального оформления. Я бы сказала, шокирующий. С какой целью сделали такой?

омкф

Мы поменяли в этом году и фирменный стиль, и имидж благодаря ВВDO-Украина, которые сами выразили желание с нами работать. И я благодарна, что они горели этим проектом. Наше сотрудничество началось еще до карантина, тогда была придумана совершенно другая концепция, и она бы не сработала в онлайне, потому полностью поменяли концепт. Воплотили идею: «Впустіть кіно додому», со странными глазами — поскольку все истории воспринимаются через глаза, в том числе и кино.  

У нас еще будут четыре инстаграм-маски с этими глазами, которые можно будет на себя примерять. 

(Одну из масок можно примерить тут)

https://delo.ua/redirect/goto/www.instagram.com%7C%7Car%7C%7C744101369472709/

Для нас было очень важно делать какие-то яркие запоминающиеся визуальные акценты, которые будут привлекать внимание. Когда приходится конкурировать не только с кино, а и со всем, что есть в интернете, в том числе и с бесплатным контентом, и пиратским. Это непросто. Особенно когда имеешь дело не с массовым продуктом, как сериал, а с кино, которое требует определенной упаковки, определенного отношения, подготовки к просмотру, иногда объяснения его, дискуссии о нем. Поэтому у нас такие запоминающиеся, броские, спорные, может быть, образы. Надеемся, сработают.

Беседовала Елена Гладских, Delo.ua