Семья переселенцев из Донецкой области стала в Одессе волонтерами: это стало частью жизни

logo


Семья Анны Чижовой из Петровского района Донецкой области. Ее двое детей учились в украинских школах и ходили на уроки в вышиванках.- Это навязанный миф, — говорит наша героиня, — что в Донецке и области все кричали за Россию. У нас было много украинских школ и мои дети сами выбирали украинские классы. Участники Донецкого Майдана и ярые активисты, эта семья сейчас не имеет возможности навещать старенькую маму Анны, которой, в силу уже ее возраста, просто тяжело бы было покинуть свой дом.- Таких, как я и мой муж, просто расстреляли бы на первом блок-посту. Как это делали со многими, кто навещал своих родных.Девушка рассказывает, что с началом захода оккупационных войск людей реально расстреливали или забивали железными битами прямо в парадных.- Нас просто Боженька, как на ладошках оттуда вынес. Потом была Одесса. Поиск жилья. Поиск работы. Я пришла устраиваться на работу в мороз в пальто, которое на мне не сходилось, и мужских туфлях, в которых обмораживала ноги. Мне было все равно. На жизненном пути попадались хорошие люди. Они и вывели в общину на улицу Успенскую. В заброшенном здании тоже довелось все начинать сначала. На пути к свету через тьму – кто-то озлобляется, а кто-то утверждается в своих намерениях нести свет.Анна — была из последних. Лидеры новообразовавшегося сквота вывели на телевидение. Переселенцев тогда пытались всячески поддержать и убеждали в том, что о себе нужно заявлять постоянно. Быть на виду. Это был самый первый выпуск передачи «Полилог». Там Анна познакомилась с протестанским пастером-женщиной Еленой Писаревой из Авдеевки. Елена осталась служить людям на оккупированной территории.Через некоторое время, Анна почувствовала в себе необходимость тоже помогать, чем может. Она собрала неиспользованные канцтовары своих детей и отправила их авдеевским волонтерам. Те в ответ отправили фотографии деток, получивших посылку. Фото растрогали одесскую переселенку. И тогда Анна Чижова стала собирать одежду для отправки в серую зону. Это было около трех лет назад. Отныне, каждый месяц, с получением зарплаты, женщина отправляет собранные вещи.«Отрывать от семьи» позволяет себе не больше 700 грн. Для переселенцев – это ощутимые деньги.- Бывало, мне даже люди говорили: да тебя муж из дома выгонит за то, что тратишься. Пусть сами там и платят за получение посылки. Но я знаю, что Елена (пастырь в Авдеевке) иногда не имеет денег на бензин для машины. А миссия – обеды горячие по области развести. Так это ж не помощь, если они и заплатят еще? А насчет мужа – так мы часто смеемся, когда вспоминаем эти слова людей: муж так втянулся сам, что для нас это давно стало неотъемлемым чем-то. Частью жизни.В планах у Анны оформить этот социальный проект официально в инициативную группу под названием «Ми – громада України».- Так и будем помогать. Я – такая же, как они, там, в серой зоне. Только, я живу в большом городе, где можно найти работу, а у них, порой, нет элементарного.Анна работает в химчистке. Помимо всего прочего, она выиграла грант на закупку всего необходимого для маленькой швейной мастерской. Мастерская здесь же, в их квартире на Успенской,4.Женщина красиво вышивает на заказ. Клиентов пока немного, но уже оформлено предпринимательское дело, и волонтер даже планирует брать на работу людей.