В Одессе стартапер обманул инвесторов на 80 тыс долларов

logo


В Одессе разгорается скандал между инвесторами и стартапером. Инвесторы утверждают, что одесский предприниматель надул их на 80 тыс. долларов, украл разработки и обвинил во всем партнера, пишет MC Today.

Обманутый инвестор Вадим Роговский слева и стартапер Андрей Головченко справа

Сооснователь компании Adtelligent Вадим Роговский и венчурный инвестор Александр Борняков рассказали  о конфликте с предпринимателем Андреем Головченко – сооснователем стартапа «Казначей». Борняков совместно с бизнес-инкубатором WannaBiz инвестировал в «Казначей» $80 тыс. Андрей Головченко, по его словам, скопировал программный код проекта, создал на его основе новую компанию и увел туда всех клиентов.

Александр Борняков

По словам Борнякова, в 2012 году Андрей Головченко, работавший в банковском секторе, пришел на обучение в «Школу стартаперов» при инкубаторе WannaBiz. Идея Головченко заключалась в создании универсального решения для онлайн-платежей. Так появился проект «Казначей». «Его ключевым преимуществом было то, что вся информация о платежах хранилась в облаке. В 2013 году это было инновационно», – вспоминает Борняков.

Борнякову и Роговскому идея понравилась. От фонда WannaBiz Головченко в мае 2013 года получил $20 тыс., еще $60 тыс. Борняков снял со своего личного счета, выступив в качестве бизнес-ангела. Взамен Борняков с WannaBiz получили около 20 % доли в проекте.

Стартапу удалось подключить несколько крупных клиентов, например такси-сервис «Бонд», сервис Omega Pay, интернет-провайдера «Паутина» и других.

По словам Борнякова, ему приходили только отчеты,  дивиденды не выплачивались ни разу. В 2017 году отчеты перестали приходить.

Причину Головченко позже объяснил в письме. «Я уже четыре года мучаюсь, не вижу перспектив. Мой технический директор Ярослав начал вести себя неадекватно и отключил систему. Мы с ним поссорились. Доступ к серверам и процессингу мне вернули только после того, как я отдал Ярославу личный автомобиль. Он ушел из проекта. Я в депрессии и тоже хочу уходить. Бизнес оставляю вам», – так Борняков пересказывает содержание письма.

По словам бывшего технического директора «Казначея» Ярослава Будковца в “Казначее” он зарабатывал  5 тыс. грн в месяц,  работая на перспективу будущей прибыльности проекта.  В начале 2018 года Ярослав заметил, что обороты компании растут, но денег на найм нового персонала и дальнейшее развитие нет. Он попросил Головченко поделиться финансовой отчетностью, но тот ушел от ответа.

Однажды Ярославу позвонили американские партнеры «Казначея», которые планировали предлагать украинский продукт своим клиентам. Они сказали, что получили письмо от Андрея Головченко примерно следующего содержания: «Абсолютно секретно от Ярослава. Новая платежная система. Все на 100 % лучше». Американцам это не понравилось. Послание с предложением от Андрея они проигнорировали, но все рассказали Ярославу.

Оказалось, Андрей втайне от всех создает продукт с аналогичным функционалом – компанию Asset payments. В корпоративной переписке в Slack Ярослав нашел переговоры Андрея с одним из разработчиков «Казначея». Головченко убедил разработчика тайком скопировать код «Казначея» и внедрить его в новый продукт.

Обнаружив обман, Ярослав решил сжечь мосты: «Я жестко объяснил Андрею: либо я выхожу из бизнеса за деньги, либо система ляжет. Мне не хотелось с ним работать». Тогда Андрей отдал бывшему партнеру машину и написал письмо Борнякову c жалобами на Ярослава.

Ярослав после ухода из проекта начал работать с теми самыми американскими предпринимателями, с которыми планировал сотрудничать «Казначей». Сейчас они совместно работают над финтех-проектом для американского рынка. После ссоры с Андреем прошло три месяца, и ему стало интересно, почему инвесторы не спрашивают, куда он исчез.

Ярослав зашел в админку «Казначея», куда у него все еще оставался доступ, и обнаружил, что оборот денег в системе сокращается с каждым днем. Тогда он связался с Роговским-старшим и спросил, что происходит. На что Роговский ответил, что Головченко обвинил бывшего техдиректора в развале компании. В ответ Ярослав отправил свои доказательства: скрины переписок о копировании кода и письма американских инвесторов.

«Андрей создал новую компанию, перенес туда код проекта, подкорректировал его и перенес на новый проект старых клиентов», – говорит Борняков.

Андрей Головченко все отрицает. Чтобы проверить, скопирован ли код, он предложил провести техническую экспертизу. Но до нее дело не дошло. «Андрей решил самостоятельно найти эксперта и передать ему проекты на сравнение. При этом эксперт не утверждался другими инвесторами, а проект был взят из какого-то архива, а не из системы контроля версий», – поясняет Будковец.

«Вторая причина – это поверхностный анализ HTML-форм и скриптов, которые генерировал сервер. Все было практически идентично. Отступы, опечатки, порядок элементов, скрипты. Стало очевидно, что это копия», – уверен бывший технический директор «Казначея». В качестве доказательства своих слов он прислал в редакцию видео со сравнением программных кодов двух проектов.

Инвестор потребовал вернуть ему деньги, ведь доля в компании-пустышке «Казначей» на тот момент уже фактически ничего не стоила.

«Вопрос не в переманивании клиентов, а в перезапуске проекта на другом рынке. И эту версию он сделал исключительно за счет прибыли от “Казначея”», – говорит Вадим.

«Этот первый в моей практике случай, когда стартап так кинул портфельного инвестора», – возмущается Борняков.

Сейчас готовят судебные иски к Андрею Головченко и претензии к банкам-партнерам его нового бизнеса, чтобы те отключили его сервисы от своего процессинга.

Андрей Головченко тоже заручился помощью юристов и не согласен с обвинениями в свой адрес:

«Специфика любого спора предполагает, что каждая из сторон озвучивает множество аргументов в пользу своей позиции, и все стороны по-своему правы. Публичное обсуждение добавляет к этому комментарии людей, которые не разбираются в сути спора, что делает невозможным выяснение действительных причин конфликта.

Согласно рекомендации моего юриста, чтобы исключить произвольную трактовку фактов кем-либо из сторонних наблюдателей, я готов дать аргументированный ответ на любой поставленный вопрос – при условии, что мне будут предоставлены доказательства нарушения чьих-либо прав с моей стороны».